logo



Третий пол

27.11.2016 |

Третий пол

Мы начинаем серию публикаций отрывков из совместной книги «Занимательное материнство» доктора Риммы Тарнавски и Майи Гельфанд. Эта книга построена на диалогах между двумя авторами.



Доктор Тарнавски по образованию детский психиатр. В 1986 году окончила педиатрический факультет Одесского медицинского института, а в 1987 году - интернатуру по детской психиатрии. Еще будучи интерном, доктор Тарнавски выбрала гуманистическое направление в психиатрии. По приезде в Израиль в 1991 году, открыла клинику в Иерусалиме, специализирующуюся на восстановлении здорового ночного сна и настройке больших биологических часов.

Майя: – Доктор, у меня к вам вопрос. В современном мире, где столько соблазнов и возможностей, зачем вообще рожать детей?
Д-р Тарнавски: – Незачем, если у женщины не возникает непреодолимого внутреннего побуждения зачать, выносить, родить и вырастить ребенка. Важно, чтобы женщина хорошо себе представляла весь цикл, который растягивается на долгие годы. Ведь сегодня детство не заканчивается в 12 – 13 лет, согласно многовековой традиции.    

Майя: – Что вы хотите этим сказать?
Д-р Тарнавски: – Вектор нашего культурного развития и общественного самосознания все дальше уводит нас от инстинктивного поведения. Более того, тот «социальный контракт», который мы подписываем, не читая, еще при рождении и который действует по умолчанию, год от года обрастает все большими условностями и ограничениями. Это в полной мере касается и родительства. Количество родительских обязательств перед обществом увеличивается, а количество прав – уменьшается. Если задумаешься хорошенько над тем, насколько усложнились детско-родительские отношения, став подотчетными социальным службам, насколько они заорганизованы, то становится не по себе. Еще каких-то двадцать лет назад не было ничего подобного. Скажем, гинекологи не запугивали беременных женщин, вынуждая их делать бесконечные и далеко не безопасные для будущего ребенка проверки. Им не приходилось в угоду протоколу лишать своих пациенток душевного равновесия и тем самым причинять существенный вред еще не родившемуся ребенку. Поскольку я занимаюсь подготовкой к родам, то на каждом шагу сталкиваюсь с этим, совершенно непонятным мне, явлением.  



Майя: – Но вместе с тем, в современном мире перед женщиной все чаще возникает вопрос: «рожать или не рожать»? Это свидетельствует о том, что у нее ослаблен инстинкт размножения, она слишком подвержена соблазнам, которых раньше не было, или она просто трезво оценивает свои внутренние ресурсы, беря в расчет полный цикл?
Д-р Тарнавски: – Первое совершенно не исключает второго. Дело в том, что как бы мы не пытались держать в узде свои инстинктивные побуждения, они все равно берут вверх над здравым смыслом.

Майя: – А что делать с общественным давлением? Мама пристает: рожай. Возраст поджимает: пора. Подружки говорят: надо. А женщина не хочет?
 Д-р Тарнавски: – Социальное давление – это мощный стрессогенный фактор, под воздействие которого у женщины могут развиться различные патологии, вплоть до бесплодия неясного происхождения.  И в этом случае вопрос «рожать или не рожать?» просто теряет свою актуальность.

Майя: – То есть, если я поняла вас правильно, от давления общества больше вреда, чем пользы?
Д-р Тарнавски: – Оказывая давление, мы приводим в действие третий закон Ньютона, который гласит: сила действия равна силе противодействия. С физическими законами особенно не поспоришь.

Майя: – По вашему мнению, если женщина не чувствует зова инстинкта размножения, это не значит, что она «ненормальная»?
Д-р Тарнавски: – На мой профессиональный взгляд, если доводы рассудка «сомневающейся» женщины берут вверх над ее инстинктивными побуждениями или обнаруживается, что она страдает бесплодием неясного происхождения, то высока вероятность того, что ей не удалось в подростковом возрасте сформировать «третий пол» – женский беременный.

Майя: – Что такое «третий пол»?
Д-р Тарнавски: – Понятие «третий пол» принадлежит эндокринологу с мировым именем Виктору Розену, профессору МГУ. Розен был поражен степенью расхождения гормонального профиля беременной и небеременной женщины и пришел к выводу, что она по значимости вполне сравнима с отличиями, характерными для женского и мужского гормонального профиля. Вслед за этим открытием Розен сформулировал концепцию «третьего пола» – женского беременного. Косвенно его концепция подтверждается тем, что клетки женского головного мозга содержат на 133 гена больше, чем мужского.  Не исключено, что эти гены отвечают, как за формирование женского «третьего пола» в подростковом возрасте, так и за развитие «материнского мозга» во время беременности.  

Майя: – О материнском мозге мы поговорим в следующий раз. А сейчас давайте остановимся на причинах, препятствующих формированию у девочки подростка ее «третьего пола».
Д-р Тарнавски: – Как водится, сбой в генетической программе предполагает целый ряд самых разнообразных причин. Однако если их подавляющее большинство привести к общему знаменателю, то получается, что формированию третьего пола препятствует хроническое недосыпание.  Скажем, по вине социального джетлага, когда девочка-подросток, несмотря на все родительские увещевания, странствует допоздна в Интернете или полуночничает в социальных сетях. Хотя социальный джетлаг нередко служит только «прикрытием» для того или иного расстройства ночного сна. В этом случае никакие воспитательные меры и воздействия проблему не решат.  

Майя: – А эта проблема нуждается в решении? Она не решается сама собой? То есть, девочка повзрослеет, поумнеет и перерастет свою проблему со сном?
Д-р Тарнавски: – Как показывает мой многолетний клинический опыт, этого не происходит. Более того, я абсолютно убеждена, что современная эпидемия женского бесплодия неясного происхождения, которая, кстати, лишь набирает обороты, родом если не из раннего детства, то уже точно из подросткового возраста.  

Майя: – Интересный поворот! То есть, получается, что если девочка не досыпает, то в будущем она столкнется с женскими проблемами?
Д-р Тарнавски: – В том числе. Как бы нам не хотелось обмануть наше собственное естество – саму природу не обманешь.  До сих пор никому не удавалось обвести вокруг пальца свои биологические часы и сохранить свое физическое и психическое здоровье на фоне хронического недосыпания или в условиях десинхроноза.  



Майя: – А что такое «десинхроноз»?
Д-р Тарнавски: – Начнем с того, что жизнь современного человека давно перестала подчиняться естественным природным циклам. Мы недосыпаем.  И совсем не важно, по какой причине: из-за социального джетлага или иного расстройства ночного сна.  В любом случае наши биологические часы, регулирующие то, что мы называем «биоритмами» или «циклами» организма, сбиваются с хода. Разумеется, они регулируют и менструальный цикл. Когда же биологические часы сбиваются с хода, то развивается десинхроноз.

Майя: – Следовательно, позднее начало менструального цикла и его нерегулярность –  это свидетельства десинхроноза?
Д-р Тарнавски: – Вне всякого сомнения.

Майя: – То есть, десинхроноз – это источник гормонального дисбаланса в организме? А как он препятствует формированию «третьего пола»?
Д-р Тарнавски: – По сути, вы сами ответили на свой вопрос: будучи источником гормонального дисбаланса в организме, десинхроноз грубо вмешивается в процесс полового созревания. А если учесть, что в процессе женского полового созревания участвуют около десятка разных гормонов, то не удивительно, что при десинхронозе, так или иначе, нарушается   формирования третьего пола.  

Майя: – Получается, в здоровом теле – здоровый сон?
Д-р Тарнавски: – Я бы заменила слово «тело» словом «организм», имеющим более широкое толкование. Здоровый организм сравним с прогрессирующим обществом, а больной – с деградирующим.  Разумеется, между ними существует характерное отличие: количество проблем, которое решается прогрессирующим обществом, преобладает над количеством проблем, которое в нем появляется. И наоборот. Если в обществе идет накопление нерешенных проблем, то это признак большого неблагополучия.

Майя: – Но причем тут ночной сон?
Д-р Тарнавски: – Притом, что львиную долю проблем, появляющихся в течение дня, наш организм решает во время ночного сна и, тем самым, поддерживает свое благополучие. В противном случае, нерешенные проблемы начинают в нем накапливаться. Поэтому их количество рано или поздно начинает преобладать над количеством «зализанных ран». И чем дальше в лес, тем больше дров.  Этим объясняет, почему так опасен десинхроноз: он неизбежно приводит к деградации организма. 

| Detki

  • Теги:


Прокомментировать


Материалы по теме:

300250_konk


Подпишитесь

Подпишитесь на нашу рассылку и мы будем один раз в неделю присылать вам подборку самых интересных и обсуждаемых материалов с нашего сайта.



Слово детям

Отыскала на днях свой «дневник молодой Наташки-мамашки».
«Сыну 15 месяцев (сейчас 5,5 лет). Не могу ездить в общественном
транспорте, потому что помираю со смеха. Заходим, усаживаемся, сын
выбирает близстоящего молодого человека, мило улыбается и говорит:
— Папа!
Многие «папы» выходили на ближайшей остановке...»

 


Партнеры

9tv.co.il

cursorinfo.co.il





2.3469 s Разработка сайта - Punkleumi

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.