logo



Об адаптации в школе: правда ли, что израильские дети - монстры?

27.08.2017 |

Об адаптации в школе: правда ли, что израильские дети - монстры?

Израильская школа, как, наверное, и любая другая, далека от совершенства. Система не идеальна, зарплата у учителей небольшая. Детей в классах более сорока, а на занятиях иностранным языком – 30. Это противоречит всем нормам.



О школе и о том, как адаптироваться в ней детям новых репатриантов, рассказала Ирина Бельцер, доктор филологических наук, которая знает об израильской системе образования не понаслышке.

«Я зашла в класс и впервые столкнулась с ощущением, что меня не видят», – вспоминает Ирина о работе в израильской школе. «Была ситуация, когда я сказала, что мне неприятно заходить на урок, зная, что ученики не уважают других людей. Я думала о том, как бы поскорее выйти из класса. В израильских школах, конечно, есть свои методики и учебная программа. Но группы очень большие. У меня было 29 человек в классе на английском – дети, у которых на руках учебники уровня Pre-Intermediate, а знания фактически на уровне Beginner». В прежней жизни Ирина получила серьезное филологическое образование, защитила диссертацию и работала заместителем декана в ВУЗе. Она является специалистом по многоязычию, изучению русского как иностранного и английского для взрослых, включая подготовку к международному экзамену IELTS.

Об израильских детях – правда ли, что они монстры?

Об израильских школьниках ходят легенды не только внутри нашей страны, но и за ее пределами. Считаются, что они неуправляемые, наглые, имеют очень низкую мотивацию и не уважают взрослых. Да и вообще мало кого уважают. Тем не менее, с ними можно справиться, если подружиться.

«В тот момент, когда получается осознанно выключить желание «заставить», а дать ощущение, что «я понимаю ваше желание, но есть обстоятельства, которые не позволяют мне пойти у вас на поводу», случается невероятное», – рассказывает Ирина. «Неожиданно такой подход сработал. У меня была очень сложная девочка, которая мне все время мешала, но я решила подойти и просто ее обнять. И она успокоилась, осознала, что ей, возможно, надо выйти или просто переключиться, потому что она не может больше концентрироваться».

Другая проблема, которую отмечает Ирина в израильских школьниках – это нежелание пробовать или боязнь провала. «Они не будут что-то делать, если не уверены, что получат хороший результат. Ко мне мог подойти ребенок и сказать: «Я не буду писать этот тест, потому что не получу за него хорошую оценку». Преподавая иностранный язык, я часто предлагаю сделать задание, и на основе его понять какие-то закономерности, увидеть похожие моменты, сделать выводы. Так вот это маленьких израильтян не интересовало. Я объясняла: «Ребята, чтобы у вас получилось, нужно попробовать сделать что-то много раз», но они не хотели».

Есть и другая классическая проблема, и имя ей – «ло ба ли» («мне не хочется», перевод с иврита – прим.). «Это определенный педагогический вызов», – комментирует Ирина. «Дети спрашивают, «а почему мне надо это делать?» Это такой менталитет. Сложно, конечно, каждый раз найти мотивацию, которая в данный момент ребенка «включит».

Наконец, еще один момент, о котором много говорят, но хотелось бы, чтобы говорили больше и громче. В Израиле к употреблению разрешен препарат под названием Ritalin – лекарственное средство из группы психостимуляторов. Мало того, что разрешен, он широко используется для коррекции синдрома дефицита внимания и гиперактивности. А иногда и вовсе – рекомендуется. Это при том, что Ritalin – отнюдь не барбариска в розовой шуршащей обертке. Это серьезное лекарство с добротным списком противопоказаний и побочных эффектов. Ирина вспоминает из своей практики: «У меня была девочка, которую мама хотела перевести на Ritalin. Коллеги предупредили, чтобы я не вмешивалась. А этой ученице просто нужно было больше отдыхать, помогать, оказывать внимание, учить ее налаживать отношения в группе… После приема препарата девочка вернулась в группу вялая, отрешенная, у нее стала болеть голова». Далеко не очевидно, что Ritalin безобиден. А, если он и приносит какую-то пользу, не будет ли она значительно выше, если добиться нужных результатов другими способами?

О детях новых репатриантов – как им помочь?

«Сужу по себе: хоть я и знаю язык, воспринимать, считывать человека, как носителя другого языка и представителя другой культуры, непросто. Ребенку требуются дополнительные усилия для этого. Плюс иврит – не самый простой язык», – говорит Ирина. Её советы для новых репатриантов и их детей:

- Нельзя давить на ребенка. «Ни в коем случае не заставлять! Принимать все с терпением и пониманием. Ведь, чтобы начать говорить на новом языке, нужно много смелости и уверенности в себе», – добавляет психотерапевт Натали Ваксман.

- Нужно заниматься по интенсивным методикам, чтобы снимать блоки. Больше театра, больше игры! Неважно, с какими возрастами я работаю, у меня всегда с собой мячи, игрушки, куклы, видео. Все интенсивные методики базируются на игровых методиках и методах переключения.

- Обязательно что-то смотреть или слушать на иврите. Язык должен «ездить по ушам»!

- Прием «языковая коробка» – ваза или коробочка, чтобы собирать карточки с новыми словами. Я прошу разделить по цветам – глаголы, прилагательные и т. д. Пусть ребенок пишет и кидает в эту коробку каждое выученное слово.

- Повторять и еще раз повторять! Хорошо вечером вместе с родителями вытаскивать карточки со словами, разбирать, что они означают, как их можно перевести, попробовать составить предложение, найти аналогии.

- Необходима поддержка взрослого! Если ребенка дразнят, нельзя бросать его ни в коем случае, а, наоборот, делать все вместе.  У ребенка обязательно должна быть поддержка взрослого. «Поддерживать и укреплять его веру в то, что он сможет преодолеть любые трудности. А еще – обнимать, говорить о своей любви и просто быть рядом», – советует Натали Ваксман.

Источник

| Detki

  • Теги:


Прокомментировать


Материалы по теме:


Подпишитесь

Подпишитесь на нашу рассылку и мы будем один раз в неделю присылать вам подборку самых интересных и обсуждаемых материалов с нашего сайта.



Слово детям

Отыскала на днях свой «дневник молодой Наташки-мамашки».
«Сыну 15 месяцев (сейчас 5,5 лет). Не могу ездить в общественном
транспорте, потому что помираю со смеха. Заходим, усаживаемся, сын
выбирает близстоящего молодого человека, мило улыбается и говорит:
— Папа!
Многие «папы» выходили на ближайшей остановке...»

 


Партнеры

9tv.co.il

cursorinfo.co.il





0.3867 s Разработка сайта - Punkleumi

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.