logo



“Он же не девочка, почему у него накрашены ногти?”

03.08.2018 |

“Он же не девочка, почему у него накрашены ногти?”

Мы сидели с сыном в поезде. Его ногти на руках и ногах были покрыты лаком яркого синего цвета с блестками. Он любит разгуливать с подобным “маникюром”. Это привлекает внимание.



 Иногда он просит, чтобы я сделал ему хвостик на макушке. Я покупаю в магазине резинку и делаю ему хвостик. Почему бы и нет? Если ему вздумается надеть платье, я пойду с ним в “Зару”, и мы вместе подберем фасон. Это не акция протеста против патриархата и не политическое высказывание на гендерную тему. В конечном итоге я гетеросексуальный мужчина. Я люблю то, что я люблю. Мой мир ограничен. Иногда мы играем с сыном в футбол, а иногда я делаю ему хвостик на макушке. Он ликует, бежит к зеркалу и весело обезьянничает. Может быть еще и потому, что есть в этом особое удовольствие – делать то, чего от тебя не ждут. Мой сын на инстинктивном уровне понимает, что в футбол играют многие мальчики, а он хочет быть немного другим. Он черпает из этого силы и уверенность в себе. Он еще не понимает, что в Израиле принято стыдить и наказывать “других”.

В общем, сидели мы с сыном в поезде, и он посверкивал своими яркими ноготками. Сидевшая рядом женщина сочла необходимым сделать замечание: “Он же не девочка, почему у него накрашены ногти?” “Потому что ему так хочется,” — ответил я ей. Она спросила почти обиженным тоном: “Что значит, ему хочется?” “Просто хочется, и вообще, какое вам дело?”. В руках женщина держала свежий номер бесплатной газеты “Израиль сегодня” и обмахивалась им, как веером – кондиционер не работал.  Конечно, это не мое дело, ответила она, вы можете делать, все что вам угодно. Да, я действительно буду делать то, что мне угодно, и надеюсь, что каждый будет делать то, что ему угодно.  Дама повернулась к сидящему поблизости мужчине и выдавила из себя этакое гадливое, ядовитое “фу”.  В этом “фу” была вся ее жизненная идеология, весь ее жизненный опыт. Сын посмотрел на меня и сказал: “Она какашка. Правда, она какашка, папа?» Я ответил, что некрасиво говорить “какашка”. Она не какашка. Она – большинство, которое всюду сует свой нос. Она — большинство, определяющее, что является “нормальным”, а что нет. Она – большинство, которое знает, что для других хорошо, а что плохо. Она – израильское большинство, общинное, религиозное, давящее, радикализирующееся день ото дня. Она – большинство под знаком “фу”.

Все это происходило в минувшее воскресенье, и поезд был заполнен мужчинами и женщинами, ехавшими на митинг протеста против дискриминации ЛГБТ на площади Рабина. Некоторые держали в руках радужные флаги и плакаты. У другой части пассажиров на лицах красовалась знакомая гримаса “фу”. В тот день в поезде было много “фу”. Как и в любой другой день, в любое иное время. Но была и любовь. Конечно же, была любовь. Однако “фу” намного сильнее любви. Если бы “фу” был горючим, поезд мчался бы со скоростью 300 километров в час. В пропасть.

Я не пошел на демонстрацию. Потому что я больше не верю в демонстрации. Горький опыт учит: чем более массовой является демонстрация, чем более мощной, эмоциональной получается она, чем чаще в заголовках СМИ фигурируют слова “огромная манифестация”, а в социальных сетях царит восторг, тем скорее можно ждать того, что протест будет слит, падение будет болезненным, а прозрение тяжелым. На следующее утро просыпаешься с головной болью и ощущением тошноты. Эйфория длится недолго. После этого нужно много работать. Протест – это не лавка “pop up” на Алленби, подстраивающаяся под сиюминутные потребности покупателя. Кто-то написал в Фейсбуке: “Так выглядит революция!” При всем уважении к десяткам тысяч демонстрантов и пению Риты, мне сложно понять, каким образом пусть даже относительно успешная протестная акция столь быстро теряет чувство пропорции и провозглашает себя “революцией”. Это как если бы каждый, кто любит петь в ванной, называл себя Майклом Джексоном. Что нам известно о революциях? Революции не называют себя таковыми. Они просто происходят. Израиль – государство, погруженное в стагнацию. Израильская реальность не просто далека от революционной, она близка к реакционной.  Я не хочу портить людям праздник, но коалиция “фу” намного сильней. Если в Израиле и случится  революция, то ее характер будет противоположным тому, на что рассчитывают участники протеста. Это будет революция “фу”. “Не те” головы полетят с плеч.

И все-таки ощущается легкое, щекочущее прикосновние надежды. Трудно это отрицать. Нечто похожее я ощущал в дни социального протеста 2011 года. Было чуть щекотно. Я стал чесаться. Опять защекотало. Я стал чесаться сильнее. И щекотка прекратилась, словно ее и не было. Ты радуешься уже самому факту, что что-то щекочет твои нервы и чувства. После того, как затихли демонстрации, многие “защекоченные” по инерции продолжали маршировать по улицам. Им пеняли: почему вы протестовали против этого, а не против того, и не из-за вот этого, ведь то и это намного важней. Так всегда происходит в начале протестной волны: либо чрезмерная эйфория, угрожающая испепелить протест в считанные секунды, либо стремление остудить энтузиазм, похоронить протест, оплакать его и дать ему итоговую оценку. Это явление весьма характерно для той части населения, которая, с одной стороны, все еще обладает экономическим, медийным и имиджевым влиянием, а с другой, чувствует, как теряет одну позицию за другой. Что же остается в промежутке межу манией и депрессией?  Жизнь людей, которые не могут позволить себе роскошь отчаяния. Просто потому что им некуда бежать, им негде скрыться от возгласов “фу” в поезде и в любом другом месте. У них нет другого гражданства, нет европейских паспортов. Что же им остается делать? От раза к разу выходить на демонстрации, радоваться самому факту, что они выходят на улицы, а затем вновь упираться в непробиваемую стену израильского консерватизма. И вновь разбиваются сердца, и все возвращается на круги своя. Будет ли на сей раз иначе? Может – да, а может – нет. Но я буду по-прежнему красить сыну ногти синим лаком с блестками и делать хвостик на макушке.

 

Источник

| Detki

  • Теги:


Прокомментировать


Материалы по теме:

Подпишитесь

Подпишитесь на нашу рассылку и мы будем один раз в неделю присылать вам подборку самых интересных и обсуждаемых материалов с нашего сайта.

Слово детям

Cегодня сын (6 лет) подошел и говорит:
— Жизнь не имеет смысла.
Спрашиваю:
— Почему?
Ответ:
— Зубы выпали...Кому я такой теперь нужен?

Партнеры

9tv.co.il

cursorinfo.co.il





1.6137 s Разработка сайта - Punkleumi

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.